Дэрвика Мир Вампиров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дэрвика Мир Вампиров » Творчество » Проза


Проза

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Мало ли вы автор Гарри Поттера)))

0

2

Обрывки психики.
Всё в мире - ложь и обман. Всё иллюзорно и ничего нет. Ничего и никого. Мы создали каждый для себя иллюзию, слепили из сущей ерунды. Так ласточка из мусора и разной мелочёвки лепит себе гнездо. Свой дом. Так мы лепим иллюзию жизни. Нет ничего. Нет никого. Нет врагов и нет друзей. Матрица. Словно прикосновение соседнего силового кокона даёт помехи, и это воспринимается как взаимодействие с другими людьми. А им всё равно, на самом-то деле. Всё равно. Равно. Равнодушие. Вовсе не терроризм или войны. Бич нынешнего времени - равнодушие. Вернее - мёртводушие.
Я смотрю на себя в зеркало - вовсе я не лучше других. Может даже и похуже. Поподлее и помельче. Отвратительно.
Отвернулась и ушла. А вот уйду из мира, упрямо топнув ногой, как капризный ребёнок. И что? После смерти краем глаза увижу раздосадованное лицо Творца и спокойно упаду в корзину для бумаг скомканым черновиком. Буду только плотнее вжиматься в сетчатые стенки, что бы не мешать остальным черновикам превращаться в труху. И что бы они мне не мешали. Много ли бумаги у Творца?
Все мои мысли, эмоции и переживания - всего лишь сбивчивые строчки. Скомкали - швырок через плечо. Сто слов - фигня, напишу за несколько минут.
Начинаю понимать смысл фразы "Чтоб тебе пусто было". Мне - пусто. Как в брошенном доме, в который заходишь - и видишь, что в нём уже нет живых, и давно. Нет, хуже - как с любовью обставленная детская для ребёнка, который так и не родился. И как любой нормальный сумасшедший я заселяю пустой дом рассудка призраками. И снова живу, и улыбаюсь. И буду жить, игнорируя гулкую пустоту комнат и серые бетонные стены каземата. Я наполняю свой мир иллюзиями - яркими и объёмными, как экзотические цветы. И прекрасный самообман будет радовать меня до следующего разрыва психики. Одно меня беспокоит - я слишком люблю своих призраков, я наделяю их чертами, которых там нет, и не было, и быть не могло. И когда фантом исчезает - я по нему тоскую, долго и очень больно. А самому фантому это безразлично. Фальшивка, пустота.
Здравствуй, моя иллюзия, мой мир мечты, моя фантазия! Как ты прекрасна и страшна, я вернулась, я дома! Чтоб мне пусто было!

0

3

Музыка, выбраная для номера, была почти физиологической - ускоряющиеся удары сердца, вот как звучал ритм, и он непрерывно должен был войти в резонанс с сердцами присутствующих. Вампир не стал ждать удобного момента - он привык делать всё на свой вкус.
Торетти вышел на сцену, низко опустив голову, гладкие глянцевые волосы закрывал лицо, а тонкие белые пальцы ласково поглаживали цепь, обвитую вокруг пояса.Резким взмахом руки Каракурт дал знак, и вскинул голову одновременно с узким лучом света, упавшим к его ногам. Музыка звучала ударами пульса, Торетти медленно улыбнулся, глядя в зал, и начал танец неспешными поворотами вокруг своей оси, только бездонные
глаза сверкали, как два чёрных бриллианта, и руки ласково освобождали цепь. Серебристая змея, обвивающая тело, начала со свистом описывать вокруг тела круги. Она то обвивала руки, то ластилась к ногам,
как живая. Ритм нарастал, цепь, повинуясь рукам вампира, вела себя агрессивнее, то жестоко сковывая тело, то падая к ногам. Сложная игра света порождала вокруг танцора тени, которые, казалось, оживали.
Танец, как страшная сказка, рассказывал о битве и ненависти, и странной любви к палачу. То падая на одно колено, уклоняясь от длинных теней и свистящей цепи, то вскакивая в вихре чёрного шёлка, Каракурт с недоброй усмешкой собирал из зала эмоции, как кровь... На рокочущий аккорд накладывалась сияющая серебром удавка, и из зала, как всплеск, шёл импульс смешаных чувств, которые давали Торетти больше,
чем глоток свежей крови. В мелодию вплетались резкие вскрики, порождавшие дикую дрожь, и порывистые движения скованых цепью рук в водовороте глубокого чёрного шёлка. Словно затягивающий смерч, заставляющий сильнее биться сердце.
Каракурт исполнял танец страсти, обращённый к кому-то, неизвестному и притягательному, которого он видел сквозь стены, и его одежда - тёмная глухая одежда - сечас не мешала видеть изгибы тела. Музыка вскрикнула, повергая его на колени, а звенья цепи хищно сдавили горло и выкрутили назад руки. В наступившей гробовой тишине слышно было прерывистое дыхание Торетти, откинутая назад голова выставляла напоказ белую кожу шеи с впившейся цепью, которая с металлическим шелестом начала сползать на пол. Каракурт с последним отзвуком мелодии небрежно перехватил цепь и бросил в зал взгляд мрачных чёрных глаз, засасывающих, как два бездонных омута. Тонкая злая улыбка озарила гордое лицо. Резкий контраст взгляда победителя и коленопреклонной позы ошеломлял своей двусмысленностью. Одним прыжком Каракурт оказался на ногах, и склонился в изящном полупоклоне, протягивая цепь навытянутых руках в зал. Если кто-то осмелится взять...
Взгляд чёрных глаз рывками перескакивал с лица парня, сделавшего коктейль с собственной кровью, на личико юного демона с синими прядями волос. Каракурт ещё не знал, кто из них слабее, и кто именно ухватится за цепь. А то, что кто-то ухватится - было бесспорно... "Даже если оба сразу" - мелькнула ехидная мысль.
----------------------------------------
Значит стриптиз. Полувопросительно, полуутвердительно хмыкнул Рэмми. Неожиданно на сцену вышел
вампир и начал свой безумный, безудержный танец. Демон словно загипнотизированный жадно ловил каждое движение, каждый вскрик цепи в руках вампира, каждый кусочек множества многогранных и беспощадных эмоций. Потрясающая пластика безумно гибкого и красивого тела завораживала, не позволяла отвлечься ни на секунду. Не отрывая взгляда от действия, юноша махом выпил принесенный недавно коктейль, теперь по телу разлилось не просто тепло, а неистовый жар, который уже просто невозможно было сдерживать. Ровно в эту минуту танец на сцене прекратился и Рэм уловил взглядом явный приглашающий жест. Не обращая больше внимания на парочку у собственного стола, он взглянул в черноту глаз вампира. В другое время, юноша не решился бы на такое, но сейчас его словно что-то подталкивало, что-то, что было сильнее его самого и.. ему это нравилось. Демон поднялся со своего места и мягкими бесшумными шагами грациозно направился к вампиру. Ухватившись за другой конец цепи, он легким движением притянул себя к нему, при этом все еще находясь на расстоянии вытянутой руки, и с какой-то легкой дерзостью улыбнулся, глядя прямо в глаза
вампиру.
-Красиво... Продолжим?
Тихо выдохнул Рэмми, облизнув пересохшие губы и слегка поведя плечами под влажной тканью рубашки.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
Вампир торжествующе усмехнулся, и притянул к себе изящное тело демона, резким жестом повернув к себе спиной. Цепь свистнула, сверкая серебром, обвивая шею паренька, музыка снова вернулась, накаляя и без того горячую обстановку... Торетти с грацией ядовитой змеи наклонялся то с одной стороны к шее демона, то с
другой, только обозначая укусы. Он же не король, что бы ужинать в присутствии зрителей, в конце концов...
- Просто покорись, -проговорил Каракурт, управляя телом партнёра...
Парный танец, превративший вампира из яростно бунтующей жертвы в господина, теперь принял иную окраску. Изящные белые руки Торетти гнули и ломали тело юного демона. Он так исключительно подхватил ритм безумия, что вампир удовлетворённо лизнул его шею. Рубашка Рэмми тихо вскрикнула рваной тканью и полетела в разные стороны, оставив торс обнажённым. Господин, готовый стать рабом - таков был сейчас
образ, который ткал Каракурт, и хотя это была всего лишь сценическая маска - она безотказно действовала на зрителей.
Торетти то отталкивал от себя гибкого партнёра, то подтягивал к своей груди цепью, покровительственным жестом перехватывая, как... как жертву, да, именно так...
Полузакрыв хищные глаза, Торетти исполнял танец... еле удерживаясь от того, что бы не прокусить нежную кожу Рэмми.
-------------------------------------------------------------------
Цепь, обвившая шею юноши, перехватила дыхание, заставляя ловить каждый глоток разгоряченного воздуха. "Просто покорись." - долетели до него слова вампира. Рэмми принял правила этой дикой, безудержной игры в ритме танца. Он извивался в руках вампира, отдавая свое тело ему на растерзание, поддаваясь его агрессии, вздрагивая от легких укусов, опаляющих кожу. Юноша то попадал под власть вампира, то вновь получал свободу, изгибаясь в чувственных порывах и желаниях.
Ткань сковывала тело хуже цепей. Демон довольно зарычал, освобождаясь от почти ставших ему ненавистных пут одежды. Когтями он провел по груди вампира, преодолевая сопротивление пуговиц, и на пару мгновений легко прижался своим обнаженным торсом к освободившемуся кусочку тела Торетти. С полуулыбкой, подчиняясь вампиру, откинув голову, словно для укуса, поддразнивая, он поглощал своим телом танец.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
- А вот на это, - проговорил Торетти, перехватывая тонкие запястья демона, - я разрешения не давал... Под особенно отчаный аккорд мелодии вампир швырнул Рэмми на колени, оскалив клыки,
которые блеснули в метании яростных лучей. Мягкая улыбка сменялась дьявольским оскалом, Каракурт легко скользнул к изящному телу демона, склоняясь в чувственной ласке и откидывая волосы так, что бы виден был его властный пофиль. Косой взгляд в зал, словно
гладиатор, ждущий сигнала - жить или умереть поверженному противнику... Но у вампира не было планов ждать реакции зрителей. Он подхватил юношу на руки, впиваясь в губы хищным поцелуем, одним взмахом руки превращая брюки демона в летящие по воздуху лоскуты. Практически обнажённое тело юноши сверкнуло в световой пляске, и тут же скрылось в смерче чёрного шёлка одежды Каракурт. Неистовый вихрь лишал ориентировки, лицо Торетти в каком-то экстазе запрокинулось назад. И вот, под тяжёлые удары ритма мелодии, как пульс обессилевшего сердца, смерч опал. В перекрещеных лучах сияния резким контрастом
замер юный демон со скручеными назад руками и серебристой цепью, обмотаной вокруг гибкого тела. А за ним чёрной тенью, как дьявол, замер вампир, жестом кровавого господина властно обнимающий Рэмми, по шее которого стекала кровь.
Этот приём Каракурт использовал неоднократно. Нет, он не прокусил кожу демона - с этим ещё успеется... Кровь была его собственная, Торетти прокусил себе вену для такого красочного эффекта, и теперь она яркой алой змейкой стекала по обнажённому телу демона. Сам Каракурт, раз уж так вышло, не стал запахивать свою
одежду, и его грудь была прижата к спине Рэмми. Вампир медленно наклонился к шее своего пленника, блеснули клыки, и... и всё осталось на откуп фантазии зрителей, потому что глядкие пряди чёрных волос
вампира скрыли картину. Впрочем, Торетти не отказал себе в удовольствии лизнуть и поцеловать эту гибкую шею, эту нежную кожу, под которой загнанно билась вена.
При этом Торетти не отрываясь смотрел в зелёные глаза, в которых бушевало узнавание. Мицар его узнал, в этом не было сомнений, и теперь, когда на утончённом лице владельца клуба отразилась сложная гамма чувств, Каракурт вспомнил...
"Я вижу тебя насквозь" говорил взгляд вампира видящий сквозь толпу.

0


Вы здесь » Дэрвика Мир Вампиров » Творчество » Проза